Текущее время: 19 июн 2024, 03:38




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
 Роль маленькой личности в большой истории 
Автор Сообщение
Заинтересованный

Зарегистрирован: 03 сен 2018, 21:44
Сообщения: 61
Сообщение Роль маленькой личности в большой истории
Эсальнек Маргарита Яковлевна (Иесалниекс Анна-Маргарита Екабовна) родилась 16 декабря 1911 года (по ст. стилю) в латышской крестьянской семье, проживающей в Галгауской волости Валкского уезда Лифляндской губернии (ныне Гулбенский Край Республики Латвия). До начала Империалистической войны семья Маргариты Яковлевны переехала в Ригу, где через год Екаб Иесалниекс скончался и ее матери Иесалниекс Зелме пришлось устроиться на работу, сначала служанкой, а затем – на завод «Проводник» Товарищества русско-французских заводов резинового, гуттаперчевого и телеграфного производств. В июле 1915 года, когда линия фронта приблизилась к Риге, завод проводник и его рабочие были эвакуированы в Москву и подмосковные города. Зелма Иесалниек с дочерью оказались в городе Козлов (ныне Мичуринск) Тамбовской губернии, где она в 1920 году вышла замуж за «красного латышского стрелка» Петра Яковлевича Цинтиня (Цинтыньша).

К сожалению, биографические данные отчима Маргариты Эсальнек отрывочны и туманны. Несмотря на указание в архивно-следственном деле П-80691 в качестве места рождения Петра Цинтыня Курлянской губернии, своей родиной он считал поселок Плявинь, который на старых картах указан как Шокмансгоф (Штокмансгоф), расположенный до 1920 года на границе Курляндии и Лифляндии. На военно-дорожной карте части России и пограничных земель 1829 года Плавианск указан в составе Невельского уезда Витебской губернии, но, позже, снова как Штокмансгоф в составе Венденского уезда Рижской губернии.

Также фамилия Петра Цинтыня отсутствует в мартирологе латышского историка Яниса Хартманиса (Jānis Hartmanis), посвященном латышским стрелкам, воевавшим против немецкой армии в Латвии в 1915-1917 годах в составе русской императорской армии, хотя сам автор признает, что опубликованные им списки далеко не полны, в связи с хранением подавляющего большинства материалов в РГВИА. Исходя из сведений, содержащихся в Приказе НШВГ от 31 октября 1916 года № 1513 о формировании в январе-марте того же года 5-го Земгальского, 6-го Туккумского, 7-го Баусского и 8 Вольмарского из 5-8 Латышских стрелковых батальонов, можно предположить о призыве Петра Цинтыня на военную службу в конце 1915 – начале 1916 года. По неподтвержденным данным, он с конца ноября 1917 года участвовал в охране Смольного в составе Сводной роты при Совете Народных Комиссаров, состоящей из бойцов восьми латышских стрелковых полков под командованием Яниса Петерсона, переформированной 11 марта 1918 года в 1-й Латышский коммунистический отряд. В 1918 году бойцы этого отряда, совместно с военнослужащими 6-го Туккумского Латышского полка, участвовали в разгоне Учредительного собрания, обеспечивали охрану Советского правительства при его переезде в Москву и Петроградского Монетного двора при эвакуации в Пензу, принимали участие в подавлении мятежа левых эсеров в Москве, Ярославле и других городах.

Партийные документы П.Я. Цинтыня с его автобиографией не сохранилась, так как он до своей смерти не был восстановлен в рядах КПСС. В связи с этим, можно только предполагать какие события Гражданской войны привели его в город Козлов (Мичуринск), где судьба свела его с Зельмой Иесалниек. Он либо участвовал в составе подразделений «красных латышских стрелков» в подавлении восстания военного гарнизона города Козлова в июне 1918 года, находился в Козлове в период дислокации в нем Реввоенсовета Южного фронта осенью того же года, либо, еще позже, находился в Козловском военном госпитале на излечении после болезни или ранения.

Возвращаясь к биографии Цинтиной (Эсальнек) Маргариты Яковлевны, согласно справки Отдела народного образования Краснопресненского района города Москвы от 15 ноября 1954 года, в 1930 году она окончила 9 классов школы № 70 Краснопресненского района, являясь членом ВЛКСМ с 1927 года. По окончанию школы, она работала в качестве библиотекаря народного дома в деревне Михайлово Чириковского сельсовета Московской области и помощника бухгалтера Госсантехстроя в Москве.

В июле 1932 года вместе с Петром Цинтынем и матерью она убыла во Владивосток, куда отчим был направлен ЦК ВКП(б) «на ответственную работу по строительной линии». Согласно автобиографии М.Я. Эсальнек, на Дальнем Востоке она работала обычной конторской служащей. По возвращению в Москву в феврале 1934 года, работала наборщиком в типографии «Красный печатник» и проживала вместе с матерью по ул. Большая Садовая дом № 15 кв. 49. Маргарита Яковлевна была арестована 2 ноября 1937 года Оперативным отделом УГБ УНКВД по Московской области и осуждена решением тройки УНКВД по Московской области 20 декабря 1937 года по ст. 58-10 ч.1 УК РСФСР на 8 лет заключения в ИТЛ. Обвинялась в том, что «среди соприкасавшихся с ней лиц вела контрреволюционную агитацию, высказывала враждебность к руководителям ВКП(б)».

14 августа того же года в Комсомольске-на-Амуре был арестован ее отчим Петр Цинтинь (Циньтиньш). На момент ареста, он, исключенный из партии, работал плотником Рыбтреста в городе Комсомольск-на-Амуре и был осужден 14 сентября 1938 года постановлением ОСО при НКВД СССР по ст. 58 п. 1а УК РСФСР к сравнительно мягкой мере наказания по расстрельной статье в виде пяти лет лишения свободы с отбыванием срока наказания в исправительно-трудовых лагерях. Его жена и мать Маргариты Есальнек, Зельма Цинтынь, выселеная из их московской квартиры, переехала в Харьков, где встретила начало Великой отечественной войны и перенесла все тяготы немецкой оккупации.

Согласно архивно-следственное дела № 22014 - 48/95, Маргарита Яковлевна 18 февраля 1938 года прибыла в Ивдельлаг московским этапом. До 1 июня 1938 года она содержалась во 2-м ОЛПе, лагпункты которого были разбросаны от правого притока Лангура - Крапивной (будущий разъезд Глухарный), до правого же притока Лозьвы – Никитинки (пошивочные мастерские), вдоль профиля строящейся железной дороги Самский рудник – Ивдель. 1 июня 1938 года Маргарита Яковлевна была переведена в 5-й лагпункт 3-го Палкинского ОЛПа, который Приказом начальника Управления Ивдельлага С.А. Тарасюка № 848 от 7 декабря 1938 года был реорганизован в 5-й отдельное лаготделение (ОЛП), включавший в себя объекты строящегося Першинского лесопильного завода и 10-й лесобиржи (перевалочной базы на берегу реки Лозьва, где производилась выгрузка из воды сплавного леса, раскрыжовка хлыстов и их сортировка). Находясь в 5-м ОЛПе, она успела поработать на трелевке леса и вывозке древесины по лежневым дорогам, ведущим в Першинскому лесозаводу и станции Ивдель-1. К 1942 году Маргарита Яковлена «дослужилась» до бракера разделочной бригады, сойдясь с одним из осужденных, вскоре амнистированным, призванным в Красную армию и погибшим в боях под Сталинградом. 14 марта 1943 года М.Я. Эсальнек была переведена в родильный дом 1-го лаготделения, расположенного в поселке Сама, где родила сына, умершего в пятимесячном возрасте.

Пережить эту трагедию Маргарите Яковлевне помогло знакомство с Анцелем (Антоном) Яковлевичем Гроссманом 1911 г.р., уроженцем города Лодзь Петроковской губернии Царства Польского, который после начала Великой Отечественной войны работал бухгалтером поликлиники Южного поселка в городе Каменск-Уральский Свердловской области. Он был арестован 23 июня 1943 года, осужден 5 января 1944 года на 10 лет заключения в ИТЛ и этапирован в Ивдельлаг из Свердловской областной тюрьмы. Получивший в лагере должность бухгалтера управления 1-го ОЛПа, Антон Яковлевич обучил М.Я. Эсальнек основам бухгалтерского дела и выхлопотал у руководства лаготделения ее перевод в свой отдел.

По отбытию срока наказания, 4 ноября 1945 года Мария Яковлевна была переведена в комендантский 9-й ОЛП, расположенный в городе Ивдель и была освобождена 6 ноября 1945 года без специальных указаний (направления на спецпоселение) (ГАРФ. Ф.10035, Оп.1, Д.П-50195). Так как она с 1944 года была переведена на бесконвойный режим передвижения, перевод в 9-й ОЛП носил формальный характер и заключался в необходимости самостоятельного прибытия в город Ивдель, где в Управлении Ивдельлага ей вручили документы об освобождении. Еще год она продолжала проживать в поселке Сама, продолжая уже в качестве вольнонаемного сотрудника работать бухгалтером в 1-го ОЛПа, родив в 1946 году от А.Я. Гроссмана двух сыновей-близнецов. Осенью того же 1946 года к ней приехала мать и уговорила уехать вместе с ней в Латвию, где уже находился освобожденный со спецпоселения Петр Цинтынь. На родине отчима, Маргариту Яковлевну местные жители долгое время считали чужой, «советской», что усугублялось тем, что в 1947 году она, по поручению местных органов власти, разносила по домам повестки с предписанием явки на сборный пункт отправки на спецпоселение. Позднее, Маргарита Яковлевна устроилась работать бухгалтером в колхоз «Selga», располагавшемся в селе Стукмани, недалеко от уездного города Плявиняс. Председателем колхоза являлся ее отчим П.Я. Цинтиньш, назначенный на эту должность несмотря на отбытый пятилетний срок заключения в лагерях НКВД. В феврале 1961 года М.Я. Эсальнек вступила в члены КПСС и даже выйдя на пенсию в 1966 году, продолжала работать до 1979 года. Была награждена несколькими дипломами за добросовестный труд. Свободное время посвящала чтению книг и воспитанию внуков. Переписку с Гроссманом А.Я. прекратилась в 1953 году, после его освобождения из Минлага и перевода на спецпоселение в Кожвинский район Коми АССР (поселок Инта).

Все эти данные подтверждаются архивно-следственным делом П-50195, данными спецотдела (УСРЗ) Учреждения Н-240 и автобиографией самой Маргариты Яковлевны (Екабовны) от 1 февраля 1961 года:

«Я, Иесалниекс Маргарита Екабовна, родилась 29 декабря 1911 года в Галгауском с/с Гулбенского р-на, в семье батраков. Когда мне было 3 месяца, умер мой отец. Мать какое-то время ещё работала в селе, но потом перебралась в Ригу, где стала работать на заводе «Проводник». В 1915 г. мы вместе с другими беженцами выехали в российский город Мичуринск, где мать работала медсестрой в военном госпитале.

В 1920 г. мать повторно вышла замуж за латыша (тогда латышского стрелка), и потом мы перебрались в Москву. Здесь я в 1930 г. окончила среднюю школу и начала свой трудовой путь. По окончанию школы я получила также свидетельство о праве работать библиотекарем и год проработала в деревне, куда я была направлена. Впоследствии я вернулась в Москву, какое-то время проработала конторщицей, а потом вместе с отцом и матерью отбыла во Владивосток, куда ЦК партии направила отчима на ответственную работу по строительной линии. Во Владивостоке я была конторским работником.

В 1934 г. я вернулась в Москву. До 1937 г. я работала на различных конторских работах. В 1937 г. я поступила на работу в типографию латышского издательства «Прометей», где освоила ремесло линотиписта. Уже в 1927 г. я вступила в комсомол, и здесь, в типографии, меня избрали секретарём первичной комсомольской организации.

2 ноября 1937 г. я была арестована и после подписания приговора «тройки» была на 8 лет изолирована за антисоветскую агитацию и выслана в Ивдельлаг. Оттуда я освободилась в 1945 году. Впоследствии я ещё год проработала там же в управлении; потом мы отбыли в Латвию, куда уже раньше прибыл мой отчим, который также был изолирован на 10 лет, хотя ещё с 1917 года был членом партии. В 1956 г. он, уже будучи тяжело больным, подал прошение о реабилитации, которую получил только после смерти – как и все права члена партии. В 1957 г. я также была реабилитирована.

В 1946 г. у меня родились два сына. Их отец, заключённый, как и я, после моего освобождения остался там же. Никакой связи у меня с ним сейчас нет. По прибытию в Латвию я вместе с отчимом работала землеробом в сельхозкооперативе в Стукмани (сейчас колхоз «Селга»). В 1949 был основан колхоз «Селга», где мы с отцом работали с первого дня: он вначале бригадиром, потом председателем колхоза, а я сперва бухгалтером. Но так как дети было маленькими, было трудно совмещать такую ответственную работу с личной жизнью, то я работала на других работах – преимущественно учётчиком, т.е. расчётом трудодней. Там работаю и сейчас».

Сразу отметим направление Петра Цинтыня на Дальний Восток не абы кем, а Центральным Комитетом ВКП(б), а в дополнение к данной автобиографии, считаю необходимым и привести перевод с латышского ее анкеты со сведениями о трудовой деятельности, так она содержит еще один пункт, вызывающий вопросы, а именно назначение бывшей библиотекарши и помощника счетовода на должность начальника секретной части «Дальстроя» - Государственного треста по дорожному и промышленному строительству в районе Верхней Колымы:

CURRICULUM VITAE. Иесалниек Маргарита Екабовна (Margarita IESALNIECE)

Трудовая поступь после окончания школы до приёма в ряды КПСС

1930 v - 1931 xii Михайлово, Московская обл. библиотекарь народного дома Чириковского с/с

1931 xii - 1932 vii – Москва – помощник бухгалтера Госсантехстроя.

1932 vii - 1934 ii – Владивосток - заведующая секретной частью Дальстроя

1934 i - 1934 ix – Москва - лаборантка ВНИИ стройматериалов.

1934 ix - 1935 v – Москва - делопроизводитель Наркомздрава.

1935 v - 1937 xi – Москва - линотипист 31-ой (латышской) типографии

1937 xi - 1945 ix – Ивдельлаг - заключённая лагеря НКВД.

1945 xi - 1946 ix – Ивдельлаг - (вольнонаёмный) бухгалтер лагеря НКВД.

1946 ix – 1949 v - Стукмани (Лат) - сельхозрабочая Стукманского сельхозкооператива.

1949 v – 1964 v - Стукмани (Лат) - учётчик колхоза «Селга».

А самый неожиданный факт биографии латвийской узницы Ивдельлага содержался в архивно-следственном деле № 22014-48/95, указывающий, что М.Я. Эсальнек (М.Е. Иесалниек) состояла в браке с Ю.Я. Липпе, сыном актера норвежского национального театра города Бергена и внуком Конрада Фредерика фон дер Липпе, городского строительного инспектора. Братья Юста Липпе, Фриц и Йонс, окончили в Христиании (Осло) норвежскую национальную академию ремесел и художественной промышленности, после чего, первый увлекся журналистикой, став театральным критиком, а, второй, всю жизнь посвятил гончарному ремеслу и создал в Осло собственную мастерскую керамики. Двоюродный брат Юста Липпе, контр-адмирал Якоб фон дер Липпе, с января 1930 года по август 1934 года являлся командующим ВМС Норвегии, до 1933 года совмещая этот пост с должностью начальника адмиралтейского штаба.

Сам Юст Яковлевич Липпе с юного возраста был увлечен левыми идеями и с 1921 года являлся членом коммунистической фракции рабочей партии Норвегии, а с 1923 года (после конфликта председателя РПН Мартина Транмеля с главой Коминтерна Г.Е. Зиновьевым) – членом КПН. С 1925 года он занимал должность секретаря и председателя Союза коммунистической молодежи Норвегии, а в 1928 году - был кооптирован в члены Исполнительного Коммунистического интернационала молодежи, являвшегося секцией Коминтерна. С 1930 года он проходил обучение в Московской Международной Ленинской школе Коминтерна, возглавляя в ней Скандинавскую секцию, а с лета 1932 года, в компании с Маргаритой Эсальнек, он полтора года провел на Дальнем Востоке, якобы по делам все того же молодежного Коминтерна. Не исключено, что переезд Липпе в Москву был связан с его вербовкой Рихардом Зорге (оперативный псевдоним «Рамзай»), посещавшим в 1929 году Великобританию и скандинавские страны в качестве представителя отдела по международным связям Коминтерна и нелегального вербовщика IV-го управления Штаба РККА.

На момент ареста Маргариты Яковлевны Липпе Ю.Я. находился в Норвегии, где был кооптирован в состав Политбюро КПН и числился штатным корреспондентом ее печатного органа «Arbeideren» («Рабочий»). После оккупации Норвегии войсками вермахта, он нелегально перебрался в Швецию, был там арестован и полтора года провел в заключении. После освобождения из шведской тюрьмы, он сотрудничал в Лондоне с правительством Норвегии в изгнании (Нюгордсволла). После заключения соглашения правительства Нюгордсволла с СССР, США и Великобританией о военном сотрудничестве при подготовке и осуществлении освобождения Норвегии и временном режиме на территориях, которые будут освобождены в мае 1944 года, Ю.Я. Липпе был назначен офицером безопасности военного округа Финмарк и, после прибытия в освобожденный Советской армией Киркинес 10 ноября 1944 года, исполнял обязанности переводчика норвежской военной миссии. В 1947-1949 годах Юст Яковлевич состоял в штате партийного еженедельника «Friheten», а в 1963 году - редактировал официальную историю КПН «Norges kommunistiske paris Historie». Занимал посты члена секретариата и заместителя председателя КПН, а в 1963 году - приезжал в Советскую Латвию, где в частном порядке встречался с Маргаритой Эсальнек.

Конечно, все странности биографий Маргариты Эсальнек и Петра Цинтыня могут иметь простые объяснения, вроде того, что П.Я. Цинтынь действительно получил какую-то важную должность на Дальнем Востоке и переезд его семьи во Владивосток совпал со служебной командировкой туда же коминтерновца из Норвегии Юста Липпе. И брак Липпе (который вроде как был официально женат) с Маргаритой Эсальнек можно объяснить железнодорожным романом очаровательной попутчицы с иностранцем, не страдающим угрызениями сосести по поводу попрания норм буржуазной морали. А если их брак был заключен еще в Москве – то, конечно же, молодой муж мог напроситься в командировку, дабы не сохнуть от тоски в разлуке с обожаемой супругой. Да и его встреча с Маргаритой Эсальнек в 1963 году в нарушении всех протокольных мероприятий – могла быть лишь внезапным приступом ностальгии по счастливым моментам юности. А назначение вчерашней работницы сельской библиотеки, располагающей в своих фондах парой подшивок газет и несколькими десятками книг, начальником секретной части огромного государственного треста с уставным капиталом в 20 миллионов рублей, поглотившего золотые прииски Продснаба, дорожную экспедицию, с особым учетом сотрудников, освобожденных от призыва в РККА, с военизированной охраной приисков и Севостлага и многими иными вещами, распоряжения по которым носили гриф «Совершенно секретно» - тоже можно объяснить ее положением члена семьи высокопоставленного чиновника…

Однако, если не искать простых решений сложных процессов, наверное, стоит рассмотреть иные варианты форматов действий фигурантов этой «дальневосточной командировки». И первой напрашивавшейся гипотезой этих событий является причастность Петра Цинтыня, Маргариты Эсальнек и Юста Липпе к выполнению задания, связанного с государственными секретами, несколько отличавшимися от руководства строительными работами, ведением режимного делопроизводства и продвижением идей мировой революции на советском Дальнем Востоке.

В те годы, работники Коминтерна играли большую роль не только в поддержании связи с частями китайской Красной Армии, Реввоенсоветом и Временным революционным правительством, изолированными после апреля 1927 года в так называемом Центральном советском районе, но и организацией разведывательной работы на всем Тихоокеанском регионе. Именно через Китай шла большей частью легализация п переправка советских разведчиков в США и Латинскую Америку. И именно из рядов работников Коминтерна шло пополнение оперативных кадров военной разведки, как-то немецкая коммунистка Урсула Кучински, более известная как Рут Вернер (оперативный псевдоним «Соня») из группы Зорге в Шанхае, сотрудники Дальневосточного бюро Коминтерна Герхард Эйслер («Робер») и Яков Рудник («Хилари Нуленс», «Пауль Руек»), работавшие под «крышей» секретариата Тихоокеанских профсоюзов и многие другие.

Немалое значение для поиска смыслов в нашей истории был тот факт, что в 1932 году по линии Коминтерна в Китай на должность военного советника китайской Красной Армии был откомандирован сотрудник Разведупра, немецкий революционер-коммунист Отто Браун, известный под множеством псевдонимов («Карл Вагнер», «Курт», «Карл Тесс», «Артур Берендт», «профессор Алберт Лист», «Ли Дэ», «Хуа Фу»). В 1928-1932 годах он совмещал учебу в Военной академии РККА им. Фрунзе с преподаванием в Международной школе имени Ленина и на специальных военных курсах. И, о чудо, лекции Отто Брауна в Международной школе им. Ленина, вместе с Юстом Липпе слушала сожительница Отто Брауна - Ольга Гутман-Бенарио, которая, как и Ю.Я. Липпе, являлась членом Исполкома Коммунистического интернационала молодежи.

Кроме личного знакомства с Отто Брауном, мотивом привлечения Юста Липпе к командировке на Дальний Восток могли быть его прежние контакты с Рихардом Зорге и небезызвестной американской журналисткой Агнес Смедли, поддерживавшей связи как с Коминтерном, так и с китайской Красной армией. Переехавшая в 1928 году в Шанхай, корреспондентка газет «ManchesterGuardian», «ChinaWeeklyReview» и «FrankfurterZeitung» с 1930 года помогала Рихарду Зорге налаживать в Китае нелегальную разведывательную сеть.

Понятно, что Маргарита Есальнек в этой истории исполняла декоративную роль молодой супруги норвежского журналиста, чего не скажешь о Петре Цинтыне, земляке и «однополчанине» многих представителей руководства IV-го управления Штаба РККА, сотрудников китайских резидентур Разведупра и частных фирм прикрытия нелегальной разведывательной работы вроде консервной фабрики Леонида Вегедека или шанхайского отделения «Воствага» (Концессионного общества «Восточное торговое общество») доктора Гольпера.

Не смотря на отсутствие у меня документальных свидетельств о службе П.Т. Цинтыня в системе военной разведки, многие факты этой «дальневосточной командировки» наводят на мысль, что он, Юст Липпе и его фиктивная жена Маргарита Эсальнек, скорее всего, выполняли роль группы прикрытия для переправки в Китай (или транзитом через него) очередного нелегала. Самой правдоподобной версией «работы» нашей троицы, по моему мнению, могла быть заброска в Бразилию через Китай Артура Эверта и его жены Элизы Саборовски под видом супружеской пары из США Гарри Бергера и Маши Ленчицкой. Имеет право на жизнь и версия легендирования в Китае уроженца Риги Якова Бронина (Лихтеншталя), в 1933 году сменившего в Шанхае Рихарда Зорге. Хотя, в это же время на несколько лет на просторах Китая растворились следы Рудольфа Абеля…

******

При работе над очерком были использованы материалы личного архива, документы, переданные мне Эсальнек Андреем Антоновичем, одним из близнецов, рожденных Маргаритой Яковлевной 12 февраля 1946 года в лагерном роддоме Самского ОЛПа, а также книги по истории советской разведки: В.В. Бочкарева и А.И. Колпокиди «Суперфрау из ГРУ», В.Н. Усова «Советская разведка в Китае. 20-е годы XX века», В.В. Кондрашова «История отечественной военной разведки. Документы и факты», А.В. Диенко «Разведка и контразведка в лицах. Энциклопедический словарь российских спецслужб», А.И. Колпакиди и В.К. Мзареулова «Советская внешняя разведка. 1920-1945 годы. История, структура и кадры», А.И. Колпакиди и Д.П. Прохорова «Империя ГРУ. Книга 1. В трудные годы на Дальнем Востоке» и Михаила Алексеева «Советская разведка в Китае и хроника «китайской смуты» (1922-1929)»


26 мар 2024, 21:53
Профиль
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Yandex [Bot] и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © phpBB Group.
Designed by Vjacheslav Trushkin for Free Forums/DivisionCore.
Смайлы колобки http://kolobok.us/
Русская поддержка phpBB